Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
15:34 

"Вирджиния Вульф - кисейное облако. Не нравится."

something dark
"Дела шли хорошо, но непонятно куда" (с) Чарльз Буковски
именно это я с раздражением твитнула после пары дней с "Миссис Дэллоуэй" в метро по дороге на работу утром и обратно вечером. Все такое "Ах!", воздушное, прозрачное, и тысяча мелочей, и вдруг важны совершенно нелепые вещи, на которые сейчас мало кто обращает внимания, и вся эта английская чопорность, и вычурность, и Биг-Бен, разграфляющий, разлинеивающий день на чёткие отрезки, вся эта спокойная, размеренная суета и кто что о ком подумал, господи.
Но бросать книги я не умею, хоть это и экономило бы мне тьму времени. Поэтому вот уже неделю я с "Миссис Дэллоуэй" (15 минут на работу и 20 - домой) не расстаюсь, и чем дальше, тем больше затягивает вся эта воздушность, суетность, Биг Бен, Англия начала века, джентельмены с иголочки и сдержанные, чопорные дамы, всю жизнь страшно занятые непойми чем - приемы, завтраки, попечительства, поиск и налаживание связей и прочие развлечения людей без интернета.
Кое-что прямо исключительно хорошо. Лукреция, например. И её шляпки. И Салли. То есть даже не сама по себе Салли ( невозможная, совершенно несносная Салли, которая курит сигары и которой ничего не стоит пронестись голышом по коридору, забыв полотенце, и плевать что подумают - в викторианской англии неслыханно, непозволительно!), а та невысказанная влюбленность между ней и Клариссой, пиком которой стала сцена с одним единственным поцелуем у фонтана, и как это описано, какое все трепещущее, натянутое, как струна, мучительно прекрасное.
Сама Кларисса Дэллоуэй мне не особо нравится. Надменная, напыщенная, чопорная, всегда в образе. Но в чем-то я её искренне поддерживаю: "Человек не имеет права просто так слоняться, каждый должен что-то делать, кем-то быть, что-то из себя представлять". Это да, это моё.
До конца книги ещё меньше четверти, а я уже жалею, что она заканчивается.
И - просто невообразимо - удивляюсь каждый раз, как книги проникают в голову, склеиваются с читающим, отражаются в его мыслях, чувствах, манере говорить. Раньше мечтала, чтоб у меня был друг, который по записям и разговору угадывал, что я сейчас читаю, а я бы угадывала его. Это же прозрачно, прямо на поверхности! И абсолютно невозможно - этот несчастный человек обязан был бы перечитать и держать в голове уйму авторов, причём перечитать лито раньше меня, либо вместе.
Всю последнюю неделю хожу в таком приподнятом настроении, что подсознание насторожилось и ждёт подвоха каждую минуту. Людей люблю, прямо всех. Каждому новому клиенту так радуюсь, так улыбаюсь, как будто и не устала вовсе. Даже когда стремные. Ну, когда очень стремные, то на короткое время перестаю любить, а потом новый человек - и снова улыбаюсь, снова люблю.
То ли странный в этот раз пмс, то ли все-таки Вирджиния Вульф)


@музыка: За оком поют амзели :3

@настроение: Ах!)

@темы: жизнь "А", люди, пум-пурум-пум-плоскогубцы, работа, читабельно

URL
Комментарии
2016-10-23 в 16:02 

Maureen comes true
Сердце в железе
Но бросать книги я не умею, хоть это и экономило бы мне тьму времени.
Я так мучилась с "Красным драконом" и "Молчанием ягнят". Отснято это все красиво, а в оригинале оказалось мимо меня, несмотря на шлейф прилипших кинематографических образов. Даже написать ничо в дневничок не смогла( Оказалось, я не люблю детективы (хотя это можно было понять на "Шерлоке Холмсе") >_<
страшно занятые непойми чем - приемы, завтраки, попечительства, поиск и налаживание связей и прочие развлечения людей без интернета.
Лол) Тоже считаю, что люди без интернета были очень нищастны и изобретательны)) например, варганили многоярусные прически)
пиком которой стала сцена с одним единственным поцелуем у фонтана
По-моему, тоже очень непозволительно)) Но я зачитала бы хотя бы эту сцену.

2016-10-23 в 16:40 

something dark
"Дела шли хорошо, но непонятно куда" (с) Чарльз Буковски
Ну, да, иногда попадаются такие что до самого конца думаешь "зачем я за это взялась вообще", но бывает и втягиваешься) с молчанием ягнят сочувствую, большое разочарование(

Дада, и причёски, и этикет с бесконечными правилами - все от необходимости куда-то деть кучу времени)

Сцену нашла, но там нужно с предысторией, иначе атмосфера теряется)

Да, так насчет любви (думала она, убирая плащ), насчет влюбленности в подруг. Например, Салли Сетон; ее отношение к Салли Сетон когда-то. Что же это еще, если не любовь?
Она сидела на полу – это было ее первое впечатление от Салли, – сидела на полу, обняв колени, и курила. Но где же? У Мэннингов? Или у Кинлох-Джонсов? Во всяком случае, где-то в гостях (только забыла где), потому что, совершенно же точно, она спросила у кого-то, с кем разговаривала: «А это кто?» И он сказал, и сказал, что родители Салли не ладят (она еще содрогнулась в душе: родители – и вдруг ссорятся!). Но весь вечер она не могла оторвать глаз от Салли. Салли была красавица, и того удивительного типа, какой больше всего нравился Клариссе – темная, большеглазая, – и была черточка в этом лице, которой, сама ею не обладая, особенно Кларисса завидовала – какая-то самозабвенность, будто она что угодно может сказать, что угодно выкинуть; свойство, более частое в иностранках, чем в английских женщинах. Салли всегда говорила, что у нее в жилах течет французская кровь, предок был при дворе у Марии-Антуанетты, кончил на эшафоте, еще оставил какой-то перстень с рубином. Да, и тем же летом, кажется, она вдруг ни с того ни с сего, на ночь глядя нагрянула в Бортон без гроша в кармане и до того переполошила бедную тетю Елену, что та потом так ее и не простила. Дома у нее, оказывается, разыгрался скандал, чудовищный. Она нагрянула к ним положительно без гроша в кармане, заложив брошку, чтоб добраться. Выбежала из дому сама не своя. Они болтали по ночам до утра. Если б не Салли, она б еще долго не знала, как она оторвана от жизни в своем Бортоне. Она была совершенная невежда, что касается пола, социальных проблем. Своими глазами она видела, как упал замертво косарь на лугу, видела только что отелившихся коров. Но тетя Елена не допускала рассуждений ни на какие темы. (Когда Салли дала ей Уильяма Морриса [14] , его пришлось обернуть бумагой.) И они сидели вдвоем у нее в спальне, в мансарде, сидели часами и говорили о жизни, говорили о том, как они переделают мир. Они собирались основать общество по борьбе с частной собственностью, даже в самом деле письмо сочинили какое-то, только не отослали. Конечно, все это Салли, но она и сама скоро зажглась, читала Платона в постели до завтрака; читала Морриса и Шелли тоже читала.
И что за поразительная сила – одаренности, личности. Какие чудеса, например, вытворяла Салли с цветами. В Бортоне вдоль всего стола всегда вытягивались в ряд чопорные, узкие вазочки. Салли отправлялась в сад, охапками рвала штокрозы, далии, – наобум сочетая никогда не виданные вместе цветы, – срезала головки и пускала плавать в широких чашах. И это просто ошеломляло – особенно на закате, когда входишь ужинать. (Тетя Елена считала, конечно, что непозволительно так дурно обращаться с цветами.) А потом она как-то забыла губку и голая пронеслась по коридору. Старуха горничная, эта злющая Эллен Аткинс, потом весь день ворчала: «Вдруг бы кто из молодых людей увидел…» Да, она многих возмущала. Папа говорил: неряха.
Странно, ведь вот как вспомнишь, в отношении к Салли была особенная чистота, цельность. К мужчинам так не относишься. Совершенно бескорыстное чувство, и оно может связывать только женщин, только едва ставших взрослыми женщин. А с ее стороны было еще и желание защитить; оно шло от сознания общей судьбы, от предчувствия чего-то, что их разлучит (о замужестве говорилось всегда как о бедствии), и оттого эта рыцарственность, желание охранить, защитить, которого с ее стороны было куда больше, чем у Салли. Потому что та была просто отчаянная, вытворяла бог знает что, каталась на велосипеде по парапету террасы, курила сигары. Невозможная, просто невозможная. Но зато ведь и обаяние само, во всяком случае в глазах Клариссы; раз как-то, она запомнила, у себя в спальне, в мансарде, прижимая грелку к груди, она стояла и вслух говорила: «Она здесь, под этой крышей! Она под этой крышей!»
Нет, сейчас эти слова – пустой звук. Даже тени былых чувств не могли они вызвать. Но она же помнит, как холодела она от волнения, в каком-то восторге расчесывая волосы (вот к ней и начало возвращаться то, прежнее, покуда она вынимала шпильки, выкладывала на туалетный столик, стала расчесывать волосы), а красный закат зигзагами расчерчивали грачи, и она одевалась, спускалась по лестнице, и, пересекая холл, она тогда думала: «О, если б мог сейчас я умереть! Счастливее я никогда не буду» [15] . Это было ее чувство – чувство Отелло, и она, конечно, ощущала его так же сильно, как Отелло у Шекспира, и все оттого, что она спускалась, в белом платье, ужинать вместе с Салли Сетон.
Она была в красном, газовом – или нет? Во всяком случае, она горела, светилась вся, будто птица, будто пух цветочный влетел в столовую, приманясь куманикой, и дрожит, повиснув в шипах. Но самое удивительное при влюбленности (а это была влюбленность, ведь верно?) – совершенное безразличие к окружающим. Куда-то уплывала из-за стола тетя Елена. Читал газету папа. Питер Уолш тоже, наверное, был, и старая мисс Каммингс; был и Йозеф Брайткопф, был, конечно, бедный старикан, он приезжал каждое лето и гостил неделями, якобы чтоб читать с ней немецкие тексты, а сам играл на рояле и пел песни Брамса совершенно без голоса.
Все это составляло лишь фон для Салли. Она стояла у камина и чудесным своим голосом, каждое произносимое слово обращающим в ласку, говорила с папой, таявшим против воли (он так и не сумел простить ей книжку, которую она взяла почитать и забыла под дождем на террасе), а потом вдруг сказала: «Ну можно ли сидеть в духоте!» – и все вышли на террасу, стали бродить по саду туда-сюда. Питер Уолш и Йозеф Брайткопф продолжали спорить о Вагнере. Они с Салли дали им отойти. И тогда была та самая благословенная в ее жизни минута подле каменной урны с цветами. Салли остановилась: сорвала цветок; поцеловала ее в губы. Будто мир перевернулся! Все исчезли; она была с Салли одна. Ей как будто вручили подарок, бережно завернутый подарок, и велели хранить, не разглядывать – алмаз, словом, что-то бесценное, но завернутое, и пока они бродили (туда-сюда, туда-сюда), она его раскрыла, или это сияние само прожгло обертку, стало откровением, набожным чувством! И тут старый Йозеф и Питер повернули прямо на них.
– Звездами любуетесь? – сказал Питер.
Она как с разбегу впотьмах ударилась лицом о гранитную стену. Ох, это было ужасно!
И дело не в ней самой. Просто она почувствовала, что он уже придирается к Салли; его враждебность и ревность; желание вмешаться в их дружбу. Она увидела это все, как видишь во вспышке молнии лес, а Салли (никогда она так ею не восхищалась) невозмутимо прошла дальше. Она смеялась. Она попросила старого Йозефа объяснить названия звезд, а тот всегда объяснял это с удовольствием и очень серьезно. А она стояла рядом. И слушала. Она слышала названия звезд.
– Ужасно! – говорила она про себя, и ведь она как знала, как знала заранее, что счастливой минуте что-нибудь да помешает.

URL
2016-10-23 в 18:14 

Maureen comes true
Сердце в железе
Интересно) Напыщенно, конечно, но романтично)
Сколько страстей вокруг секундного приложения губ) Но мужики вломились как слоны в посудную лавку, конечно, испортили все >< Души у них нет!
о замужестве говорилось всегда как о бедствии
Вот это действительно печальная печаль.
Во всяком случае, она горела, светилась вся, будто птица, будто пух цветочный влетел в столовую, приманясь куманикой, и дрожит, повиснув в шипах
А это очень красиво)

2016-10-24 в 00:47 

something dark
"Дела шли хорошо, но непонятно куда" (с) Чарльз Буковски
Да там все напыщенное!) почему и не понравилось сначала. Потом сделала в голове поправку "ок, Викторианская англия, сделаем вид что так и надо" и пошло)

С мужиком который вломился там всю книгу история, они там чуть не поженились, но она в последний момент включила мозг, а он потом всю жизнь терзался, правда, периодически)

Да, про цветочный пух мне тоже понравилось)

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

diary of Jane

главная